Случайная цитата:

ПРИСТЛИ: Гляньте-ка, Ментос-22. Прям по расписанию.
ДЖЕН: Замолкни.
ПРИСТЛИ: Поверить не могу, Дженни запала на фараона.
ТИШ: С чего ты взял?
ПРИСТЛИ: Мент. Кто же еще?

Десятидюймовый Герой. Часть вторая

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>>

Утро. Пайпер пристраивает велосипед у входа в закусочную, затем оборачивается на шум подъехавшей машины. На переднем сиденье огромного черного автомобиля сидит Тиш. Она в той же одежде, что и накануне, волосы растрепаны. Тиш смотрит на себя в зеркальце, поправляет макияж.

За рулем – вчерашний брюнет.

БРЮНЕТ: Так что? Еще созвонимся?

Он тянется к ее губам, чтобы поцеловать.

ТИШ (отворачивается, подставляя для поцелуя щеку): Да… конечно.

Она берет сумочку и выходит из машины. Хлопнув дверцей, Тиш с недовольным лицом идет к дверям закусочной, заходит внутрь. Пайпер, пытаясь скрыть улыбку, идет следом.

Брюнет, проводив девушку взглядом, заводит мотор.

Кафе. У ноутбука сидит Джен, у плиты возится Пристли. У него новая футболка с надписью «Кошатина – тоже белое мясо». Его кирпично-красного цвета ирокез гармонирует с цветом рукавов футболки. Они смотрят на вошедших девушек.

ПРИСТЛИ (с кастрюлей в руках): Гляньте-ка, она еще может ходить.

Тиш кисло улыбается ему в ответ.

ДЖЕН (улыбаясь): Не томи, как там прошли экзамены?

ТИШ (вздохнув): Пятерка за усердие, тройка за исполнение.

Пристли кидает ей свернутый фартук, Тиш ловит.

ДЖЕН: А как хозяйство?

ТИШ: И на единицу не тянет.

Джен выдыхает.

ПАЙПЕР (пораженно): Все так скверно?

ТИШ (достает из сумочки карандаш): Скверно… и он это знает.

ПАЙПЕР: Ты, хотя бы, ему сказала, что размер не имеет значения?

Пристли, слушавший разговор, согласно кивает головой.

ТИШ: Разумеется, сказала. Но, ты же не думаешь, что парни на такое ведутся?

Пристли замирает, пораженный ее словами. Потом обеспокоенно поглядывает на Тиш, задумывается.

Тиш идет за прилавок, проходит мимо Пристли, задев его плечом. Пристли видит, что перед Пайпер лежит какая-то коробка.

ПРИСТЛИ: Чем полным-полна твоя коробочка?

ПАЙПЕР: Краски здесь, карандаши.

ДЖЕН: Ты художница?

ПРИСТЛИ: Круто, так ты из тех, кто малюет всякую скандальную хренотень вроде того, как ссут на Папу римского?

Подошедший Тракер вмешивается в разговор.

ТРАКЕР: Это уже прошлый век.

Пристли удивленно смотрит на Тракера.

ПРИСТЛИ: А что нынче модно?

ТРАКЕР: Ну, скажем так, нынче модно пройтись железным сапогом по политкорректности. Что еще не приелось? Нарисуй, как кто-то ссыт на Мартина Лютера Кинга, и увидишь, что будет.

ПРИСТЛИ (вытянув руку с ножом в сторону Тракера, подчеркивает каждое слово жестом): Или как Кинг писает на Папу.

ТРАКЕР: Вот это будет скандал!

ПРИСТЛИ: Да.

Тракер и Пристли наслаждаются разговором, Тиш и Джен хихикают.

ПРИСТЛИ: Или как Папа писает на Лютера Кинга. Или Мартина Лоуренса…

ТРАКЕР: Потому что это…

Их забаву прерывает Пайпер.

ПАЙПЕР: Хорошо, ребята. Я не рисую, людей писающих друг на друга. Извините.

ПРИСТЛИ: Ясен пень, но сама идея… Будь я художником, точно бы на кого-нибудь нассал.

Пайпер смеется.

ТИШ: Эй, Тракер.

На вопросительный взгляд Тракера Тиш показывает лопаточкой для теста на противоположную стену, которая почти не украшена, если не считать двух фигурок  попугаев и какого-то насекомого.

ТРАКЕР: Точно. Пайпер, а не украсишь ли ты нам вон ту стену?

ПАЙПЕР: Серьезно?

ТРАКЕР: Абсолютно.

ПАЙПЕР (недоуменно смотрит на стену): А что мне нарисовать?

ТРАКЕР: Что пожелаешь. Дерзай!

В закусочную входит Зоу. Она держит в руках конверт. Тракер не видит, что она вошла, и продолжает.

ТРАКЕР: И тебе не обязательно рисовать, как кто-то на кого-то писает, если, конечно, сама не захочешь…

ЗОУ (с улыбкой): Доброе утро.

Тракер испуганно оборачивается к ней.

ЗОУ: Мне по ошибке принесли вашу почту.

Она протягивает конверт Тракеру. Он растерянно смотрит на Зоу, не находя слов. Не дождавшись ни слова от онемевшего Тракера, Зоу обращается к Пайпер.

ЗОУ: Привет, Пайпер, рада тебя видеть.

ПАЙПЕР: Привет.

Она в некотором замешательстве. Пристли отрывается от своей работы.

ПРИСТЛИ (удивленно): Так-так, минуточку, откуда вы знаете ее имя?

ЗОУ: Просто она - вылитая Пайпер.

Джен и Пристли поражены. Пайпер первая приходит в себя.

ПАЙПЕР: Может, пока вы не ушли, я сделаю вам бутерброд? Индейка - пальчики оближешь.

ЗОУ: Благодарю вас, но я не ем тех, у кого была мать.

ПАЙПЕР: Ладно, тогда, может… яичный салат?

ЗОУ (абсолютно серьезно): Яйца по своей сути - продукт куриного аборта! Я считаю, женщина вольна выбирать, делать ей аборт или нет, но вряд ли курицу кто-то спрашивал.

ПРИСТЛИ: Ваша правда.

ДЖЕН (оторвавшись от компьютера): Ну, с тех пор, как фермеры не держат петухов, все яйца стерильны, так что технически вы едите лишь продукт куриного менструального цикла.

ПРИСТЛИ (с потрясенным видом, преувеличенно приятным голосом): Как аппетитно, салат с куриными месячными… вкуснятинка.

Тиш смеется.

ЗОУ (смеется): Пожалуй, ограничусь шестидюймовым бутербродом с тофу.

ПАЙПЕР: Шестидюймовый с тофу.

ПРИСТЛИ: Будет сделано!

Он принимается за работу.

Пайпер заглядывает на монитор компьютера Джен.

ПАЙПЕР: Что это?

ДЖЕН (показывет): Я сделала для Тракера веб-сайт. Тут есть форма онлайн-заказа, клиенты ее заполняют, и к их приходу заказ готов.

ПАЙПЕР: Здорово!

ПРИСТЛИ (с хитроватым видом): Джен всегда он-лайн, вдруг появится Ментос, да?

ПАЙПЕР: Что за Ментос?

ДЖЕН (смущенно): Мой интернетовский друг. Парень. Ну, надеюсь, что парень. Мы договорились не раскрывать друг другу личные данные.

ПАЙПЕР: Так это может оказаться маньяк-убийца с ноутбуком.

ТИШ: В точку!

ЗОУ: Нет, Ментос хороший. Его присутствие дает ощущение свежести. Чувствуете?

ПРИСТЛИ (улыбается): Да, я что-то чувствую.

Джен и Пайпер удивленно смотрят на него.

ПРИСТЛИ (защищаясь): А почему бы и нет?

Покосившись на него, Тиш несет пакет с заказом Зоу, подает ей.

ЗОУ: Следуй велению сердца, Джен. (Берет пакет из рук Тиш). Благодарю. (С нежной улыбкой в строну Тракера) Пока, Тракер.

Тракер молча смотрит на нее, и лишь когда Зоу выходит из кафе, он машет ей вслед рукой.

ТРАКЕР: Пока!

Проводив взглядом Зоу, Тракер сокрушенно вздыхает.

ТРАКЕР (обращается ко всем): Я что, сморозил глупость?

Пристли ободряюще улыбается ему, но потом закатывает глаза.

* * *

Пляж. К будке спасателя прислонен огромный желтый серф, на флагштоке — звездно-полосатый флаг Америки, из будки зорким взглядом за отдыхающими наблюдает полуобнаженный атлет с чрезвычайно обильной растительностью на груди. Слышен шум волн, крики чаек.

Под зонтом в шезлонгах удобно расположились Пайпер и Джен.

Джен пускает мыльные пузыри.

ПАЙПЕР: И тебя это не беспокоит? Ну… ты ведь ничего о нем не знаешь… или о ней. Может, это вообще - оно.

ДЖЕН (выпустив очередную вереницу пузырей): Зато с ним я могу болтать обо всем. Знаю, это безумие, но я чувствую, что мы близки.

ПАЙПЕР: Думаешь, нашла родственную душу?

ДЖЕН: А это так плохо?

ПАЙПЕР: Нет. Но… что будет, если оно захочет встретиться?

ДЖЕН: Мы переписываемся почти год и эта тема не всплывала.

ПАЙПЕР (пораженно): Год? Джен, о чем же вы болтаете, если не друг о друге?

ДЖЕН: Обо всем остальном. Мы обсуждаем музыку, книги, войну в Ираке, мою кошку, его пса. Я сказала ему, что теперь работаю с будущей знаменитой художницей.

ПАЙПЕР (смущенно улыбается): Ну… давай не будем забегать вперед.

ДЖЕН (посмотрев на набегающие волны): Наверное, здорово - смотреть на океан и понимать, что можешь его нарисовать. У тебя и родители художники?

ПАЙПЕР: Да, мама шикарно рисует.

ДЖЕН: Наверняка у тебя будет жутко талантливый ребенок.

Пайпер грустнеет, некоторое время молчит, потом, покосившись на Джен, решается признаться.

ПАЙПЕР: Уже есть.

Джен обеспокоенно смотрит на Пайпер, пока та рассказывает свою грустную историю.

ПАЙПЕР: Мне было пятнадцать. У меня было четверо младших братьев. Один еще соску сосал. И мама не позволила мне оставить дочку. Я не встречалась с ее приемными родителями, но однажды говорила по телефону с женой. Она сказала, ее зовут Лиза, а мужа Ноа, а девочку решили назвать Джулией. Спросила, не возражаю ли я? Их интересовало мое мнение, понимаешь? Она обещала не пропадать и присылать фотки.

ДЖЕН: Как мило.

ПАЙПЕР: И она присылала, примерно два года. А потом пропала. Последняя полученная фотка со второго дня рождения Джулии.

ДЖЕН: Что и все?

ПАЙПЕР: Шесть лет - полная тишина.

Она вдруг оживляется, достает из своей сумки страницу из журнала, разворачивает, показывает Джен.

ПАЙПЕР: А потом я увидела вот что. Я читала статью об одаренных детях. А на обороте были фото учеников школы искусств Санта Круса. Смотри, вот она.

Джен разглядывает фотографию девочки, потом недоверчиво мотает головой.

ДЖЕН (с сожалением): Знаешь что… Она, конечно, похожа на тебя и по возрасту подходит, но…

ПАЙПЕР: Джен. Я не выдумываю. (Показывает). Смотри, тут написано ее имя - Джулия. Джулия Миллер. И она отлично рисует.

ДЖЕН (пытается возразить): Да, но…

ПАЙПЕР: Я пошерстила в инете и обнаружила, что Миллеров в Санта Крусе фигова туча. Но лишь один - с именем Ноа. Так звали ее мужа. Я дождалась полудня, набрала номер и услышала автоответчик… И… это были они. «Вы позвонили Ноа и Джулии». Вот так. Джен, это они.

ДЖЕН: И что ты будешь делать?

ПАЙПЕР: Не знаю. Иногда мне достаточно знать, что она здорова и счастлива… Но порой…

Ее глаза наполняются слезами. Камера поворачивается в сторону океана, и мы любуемся набегающими на берег волнами, ясным, голубым небом и отдаленными скалами.

Продолжение следует =>









© 2009 Fargate